Санкт-Петербург. Частный Психологический Центр
+7(921) 424-00-99, +7(812) 249-22-22 

Ночные страхи как следствие психотравмы

Солодов Владимир Петрович
Солодов Владимир Петрович
Психолог-консультант, персональный психолог, бизнес-тренер.

Анне (имя изменено) около 30 лет, последние полгода прожила на антидепрессантах. К психологу обратилась, так как не хотела возвращаться к таблеткам, хотя после того, как перестала их принимать, её состояние ухудшилось. Конкретно — опять вернулось просыпание среди ночи с острым беспокойством, что в её комнате присутствует кто-то чужой. Это началось после, казалось бы, курьёзного случая. Она живёт в коммунальной квартире. Соседи друг с другом ладят и никогда проблем не доставляли. Она даже на ночь свою дверь не закрывала. Но где-то с год назад однажды проснулась от того, что её кровать сильно толкнуло. Проснулась, видит, рядом кто-то стоит, испугалась. Но когда этот кто-то заговорил извиняющимся голосом, сразу успокоилась. Оказалось, к соседу пришёл приятель, они выпили, засиделись. Уже собравшись уходить, гость вспомнил, что что-то забыл и вернулся в комнату. Но не в ту комнату, перепутал от излишества принятого алкоголя. Потом сообразил, извинялся, ушёл. Вроде, повод скорее для анекдота, чем для психологических проблем. Но после этого случая Анна стала постоянно просыпаться со страхом, что в комнате незванный гость. Обратилась к психотерапевту. Он выписал препарат. Это помогло, но стоило перестать его принимать — страх вернулся. Всю жизнь зависеть от таблеток не хотела, пришла искать другой путь.

Мы стали анализировать, когда с ней раньше ещё такое было: схожие ночные страхи. Такого не нашли. Я попросил определить, где и какой она чувствует дискомфорт в теле, когда просыпается с чувством беспокойства и страха. Это получилось. Следующий вопрос — когда ещё она испытывала это ощущение. Оказалось — с детства и до окончания школы почти всегда перед сном. Но не совсем всегда, а где-то с 6-7 лет. До этого она любила поиграть перед сном, посмотреть картинки и засыпала, и спала без проблем. Но когда ей было между шестью и семью годами, в её комнату поставили кроватку её младшего братика. Этот ребенок плохо засыпал, мог проснуться посреди ночи с плачем или начинал чего-то гулить на непонятном ей языке, греметь игрушками. В общем, она потеряла своё личное убежище и стала очень злиться на брата. Родители не подготовили её к появлению ещё одного члена семьи, не научили правильно к нему относиться. Они вовсе не были безразличны к своим детям, просто не знали, как правильно это сделать.

По незнанию же не предавали серьёзного значения тому, как их дочка отнесётся к тому, что теперь она не единственный ребёнок у папы и мамы, а далее — что теперь у неё нет только своей комнаты. Не удивительно, что и отношения с братом сложились не лучшим образом солили друг другу, как могли, пока она не уехала из семьи в другой город на учёбу в ВУЗе. Кстати, после расставания отношения с братом стали улучшаться, а к её 30-ти и вовсе стали дружественными, доверительными. Т.е. дело не в том, что она была злым и эгоистичным ребёнком. В силу обстоятельств родительского недосмотра в её детстве появление брата стало для неё резко травмирующим событием — теперь не всё ей, а его подселение в её комнату ещё более это усилило — теперь он ещё и моё пространство у меня отнял. Произошло то, что в детской психологии называется эффектом детронизации — смещение с трона.Ничего поделать она с этим не могла, как и не понимала, куда деть появившуюся злость. Потом злость перешла в постоянное беспокойство во сне. При том, что теперь она перед сном не играла, как раньше, а хотела, как можно скорее заснуть. Двухлетний сосед часто мешал — злилась ещё больше. К взрослому возрасту всё это прошло и забылось.

Анна здоровый и жизнерадостный по натуре человек. И тут на тебе — из-за, казалось бы, пустяка - какие-то детские ночные страхи. Но какими бы мы не стали взрослыми, уверенными в себе и успешными, непереработанные психотравмы нашего детства всегда будут на нас сказываться. И спусковым механизмом их проявления могут послужить внешне довольно безобидные ситуации — например, внезапное пробуждение среди ночи из-за чьего-то внезапного вторжения в ваше жилище. Уже всё забылось, а тут опять кто-то незванный и нежелательный в моей комнате. И давно вытесненные из сознания детские обида и злость проявляются в виде страха чужого вторжения среди ночи. Но здесь нет безысходности. Речь именно о непереработанных травмировавших событиях. Если же их осознать и правильно перепрожить, то их деструктивное влияние на состояние значительно снижается и даже сходит почти на нет. Так мы с Анной, осознав причину появившихся страхов, выработали простую стратегию \ приём — если такое просыпание повторится, говорить себе: "А, это опять младший брат возится, спать не даёт зараза") Почему надо ещё и выругаться (в известных пределах, конечно)? — потому что, будучи ребёнком, она так и думала. Немного выругаться, вообще, помогает снизить злость. И ещё — на что имеем смелость ругаться, того уже меньше боимся. Использование этого приёма может и не понадобится, но самого его наличие уже успокаивает, как обладание надёжным оружием в потенциально опасной ситуации.

А что в итоге? В итоге, когда через неделю после нашей сессии я спросил Анну о её самочувствии, она написала, что почти перестала просыпаться среди ночи, чему очень рада, ведь до этого это повторялось постоянно. Также было и через две недели. Ещё я ей рекомендовал откровенно поговорить с братом об осознанных ей причинах их взаимных детских обид. Это должно ещё больше разрядить негативный заряд психотравмы.