Санкт-Петербург. Частный Психологический Центр
+7(921) 424-00-99, +7(812) 249-22-22 

Коррекция детской психотравмы

Коррекция детской психотравмы. Видео на нашем канале Youtube

На вопросы отвечает Березовская Марина Валерьевна. Медицинский и семейный психолог, геронтопсихолог, врач-гигиенист, психолог-консультант.

Q: Понятие психотравмы, насколько я понимаю, уже известно и на бытовом уровне. То есть, не только специалисты, но и просто люди имеют об этом некоторое представление. Могли бы вы рассказать, что это такое и как это влияет на жизнь людей?

A: Прежде всего, я буду говорить не о тех психотравмах, которые совершенно понятны и логичны для всех – такие глобальные вещи, как насилие, изнасилование, катаклизмы. А буду говорить о бытовых психотравмах, которые происходят достаточно часто на неосознанном для людей уровне. Очень часто родители не понимают, что они делают, что они говорят, нанося ребёнку психотравму. И эта психотравма, полученная ребенком в возрасте до 10 лет, когда он ещё не понимает, не может трансформировать ту информацию, которую получает, откладывается в нем, как непереваренная таблетка, и начинает потом транслировать ему программу жизни. Когда же он вырастает, он может начать замечать, что у него что-то не получается, причём это может касаться любых вопросов: взаимоотношений с окружающими, бытовых, на работе, и так далее. Достаточно часто это проблемы со временем – когда человек регулярно опаздывает, не приходит, просыпает, забывает что-то, и это случается с ним достаточно часто. И он не понимает, что в его жизни происходит.

Но обращаются с этим к специалистам довольно редко, хотя, на самом деле, это как раз работа той программы заложенной в детстве, изменив которую, можно достаточно серьезно изменить (улучшить) свою жизнь. Это действительно возможно и основное, что здесь нужно – это правильная работа психолога и, самое главное, собственное желание.

Q: Предположим, в ходе сессии, вам удалось найти причину. Что вы сможете с ней сделать, как специалист?

A: Для того, что бы работать с психотравмой, есть определенные программы, которые помогают человеку не только осознавать, что с ним происходит, но и работать с этим в настоящем времени. Сама программа, по которой работаю я, была создана Лейпцигским психотерапевтом, Рафом Понктом. Он создал её исходя из комплекса психоанализа и гештальта. Психоанализ предполагает поиск проблем в детстве, а гештальт позволяет решать эти проблемы не в детстве, а сейчас, в настоящем времени. Соответственно, первая часть работы заключается в поиске проблемы, а вторая часть работы в гештальтийском решении его в настоящий момент. То есть, с помощью каких-то реальных действий в настоящее время, в настоящей жизни, ежеминутной, которая происходит человеком.

Q: Скажите, пожалуйста, сколько времени или сеансов может занимать такая работа?

A: Поскольку это проблема родом из детства и зависит от возраста пациента, то есть от того, как долго он применял эту нарушенную программу, соответственно, чем старше человек, тем больше требуется времени. Потом это зависит от внутреннего сопротивления и тяжести психотравмы – от того, насколько эта травма была тяжелой и насколько она искорёжила его. В большинстве своем, если мы говорим о молодых людях, то это занимает около 9-ти месяцев, при посещении психолога раз, два раза в неделю. Чтобы выйти из этой программы, научиться жить по-другому, нужно время. Как и любое обучение, это требует времени.

Q: Да, понятно, это требует времени, но, наверное, и награда – велика.

A: Награда действительно велика, потому что когда видишь пациентов, которые абсолютно меняют свою жизнь, а в некоторых случаях, получается так, что они меняют (к лучшему) и жизнь людей, которые их окружают. Я, например, сталкивалась с тем, что мама моей пациентки, которая была совершенно неадекватной, вдруг начинает жизнь нормальной жизнью. Сама пациентка говорит, что она даже представить себе не могла её такой, то это очень воодушевляет. Это бывает, конечно, не часто, это во многом зависит от окружающих людей, но награда бывает иногда замечательной, очень высокой. Иногда работа не получается, когда сопротивление у пациента слишком сильное. Тогда я понимаю, что этому человеку потребует гораздо более длительный период работы. В этом случае, как правило, человек отходит от работы, а потом через 1-2 года возвращается и мы продолжаем работу. То есть, она получается не целиком, за какой-то промежуток времени, а разорванная (поэтапная), но в течение более длительного времени.

Q: Спасибо! Конечно, у всех нас жизнь не идеальная, и то, что вы рассказали, наверняка, интересно всем.